ashpi (ashpi) wrote,
ashpi
ashpi

Categories:

У вас Статуя Свободы? А у нас зато Родина-мать!



 
 
 
 
 
 
 
 








Ниже - комментарии на опрос по поводу годовщины открытия Статуи Свободы. Дескать, что можно было бы из российских символов сопоставить? Многие, не долго думая, назвали скульптуру «Родина-мать зовёт!» А правильно ли это? Мнения:


Символы-брэнды страны


28 октября 1886 г. в Нью-Йорке состоялось официальное открытие Статуи Свободы. В связи с приближеним годовщины этого события в социальной сети Гайдпарк один из блоггеров задал участникам сети вопрос: «Какой символ, по Вашему мнению, имеет такое же значение для России, как Статуя Свободы для США?».


В опросе приняли участие около 3 тысяч гайдпаркеров. 30% из них назвали таким символом скульптуру «Родина-мать зовёт!», 25% – Московский Кремль, 13% – скульптурную группу «Рабочий и колхозница», 8% – другое, 5% – Собор Василия Блаженного, 3% – матрешку, 1% – медведя; 15% считают, что у России нет единого символа.


А мы решили выяснить мнение экспертов из разных стран об устоявшейся в сознании людей неофициальной символике, презентующей ту или иную страну. В нашем опросе приняли участие эксперты из США, ФРГ, Испании, Израиля, России, Украины. Они ответили на такие вопросы:


1. Есть устоявшиеся символы, ассоциирующиеся у людей с определенной страной или городом. Так, кроме уже упомянутой Статуи Свободы, можно вспомнить Эйфелеву башню в Париже, Биг Бен в Лондоне. Какие еще символы-брэнды стран и городов Вы можете назвать?


Из полученных ответов мы составили 2 списка: cписок символов городов и список символов стран.


Символы городов: Берлин – ГДР-овская телебашня и триумфальная арка; Баку – Девичья башня; Ленинград – Медный всадник, шпиль Адмиралтейства; Кёльн – Кёльнский собор; Рим – Колизей; Афины – развалины Парфенона, Акрополь; Стамбул – мечеть Айя-София, собор Святой Мудрости (Hagia Sophia); Копенгаген – Русалочка; Прага – Град; Иерусалим – стена плача, Храмовая гора (Харам ал Шариф); Севастополь – памятник, стоящий в море; Брюссель – Мальчик-Пис; Рим – Собор Святого Петра, Мадрид - арена для боя быков, Берлин – Райхстаг, София - собор Александра Невского, Варшава - Дворец Культуры и Науки (сталинская высотка, подаренная Советским Союзом), Прага - часы работы Лева бен Бецалеля на синагоге.


Символы стран: Испания – Собор Саграда Фамилиа; Тегеран – Арка Азади (свободы); Индия – Тадж-Махал, стальная колонна в Дели, слоны; Китай – запретный город и Китайская стена; Япония – гора Фудзияма; Бразилия – распятие на горе в Рио; Иран – Бехистунская стела; Египет – пирамиды, Сфинкс; ЮАР – Стеллленбос.


Вместе с тем, Юрий Чернышов (профессор, Россия) подчеркнул, что символы стран и столиц далеко не исчерпываются статуями и памятниками архитектуры. По его мнению, перечни этих символов могут быть весьма длинными – начиная с государственной символики и заканчивая блюдами национальной кухни. Символы, словно камушки в калейдоскопе, постоянно перекатываются и создают все новые картинки. При этом какие-то символы могут выходить на первый план, а потом отодвигаться.


С тем, что нельзя ограничивать символы-брэнды стран и городов лишь статуями и памятниками архитектуры согласен и Юрий Шимановский (писатель, США). Он напоминает о символах – животных. К примеру, для России – это медведь, Китай представляет дракон, Индию – слон, Америку – скунс, Украину – дятел…


А Владимир Беляминов (политолог, Украина) отмечает, что такими символами могут служить и другие достопримечательности. К примеру, узбекский Самарканд знаменит на весь мир площадью Регистан, Баку (столица Азербайджана) – девичьей башней. Посетителям Таллинна рекомендуют непременно посетить башни Длинный Герман и Толстая Маргарита, в Киеве – это Киево-Печерскую Лавру и Родину-мать над Днепром. Каждый город имеет свои особые места, поэтому говорить о символах только столиц, представляющих страну, он считает неправильным. Ведь Казанский и Соловецкие Кремли знамениты на весь мир, хотя и не стоят в столице России.


2. После поражения СССР в Холодной Войне на постсоветском пространстве возникло полтора десятка независимых государств. Какими символами-брэндами презентуют себя эти страны?


Анатолий Вассерман – журналист и политконсультант, Одесса–Москва: Насколько я могу судить, они в основном пиарят отрицание советского прошлого. Киев – колонна на месте памятника Ленину на площади Октябрьской Революции, Рига - обелиск Свободы (в советское время тоже довольно популярный), Таллин – перенос Бронзового Солдата, Ашхабад – комплекс сооружений в честь Сапармурата Атаевича Ниязова (ныне – при Гурбангулы Мяликкулиевече Бердымухаммедове – постепенно сносимый), Кишинёв - памятник Стефану Великому (тоже популярный ещё в советское время, но сейчас рекламируемый как символ самого удачного периода в истории страны).


Политолог Николай Лагун (Украина): Пока эти символы на стадии «разработки», как и весь остальной имидж этих стран, в одночасье выплеснувшихся в реку мировой истории. Если, например, символы России (вместе с Украиной и Белоруссией), Армении, Грузии, как стран с древней историей, устоявшиеся и известные, то остальные субъекты бывшего СССР находятся в стадии исканий. Узбекистану, например, легче: это государство официально ведет свою историю от государства Тимура и не обходит стороной древние иранские державы, существовавшие на его территории. Поэтому, например, Гур-Эмир вполне может претендовать на брэнд Узбекистана. Не так трудно найти брэнд, как сделать его известным. Но для этого, конечно же, мало иметь памятники старины. Важно чем-то отличиться в настоящем, а с этим, как раз, у наших новоявленных субъектов международного права туговато.


Немудрено, что общим символом вышеназванных стран стал брэнд «младодемократий», возникший в результате консенсуса «победителей в холодной войне» и большинством правящих элит постсоветских государств.


Политолог Дмирий Бабаев (Украина): А вот постсоветские республики могу припомнить только по именам руководителей. Брендов-символов за это время создать не успели, похоже, было не до того.


Профессор Юрий Чернышов (Россия): В постсоветских государствах шел активный поиск новых идентичностей. Часто он основывался на не совсем корректных интерпретациях «национальной» истории. Стали поклоняться «тому, что сжигали», и наоборот. Часто в качестве символов брали каких-то «великих» исторических деятелей, а в центральноазиатских республиках часто использовали возвеличенные образы современных глав государств. Особенно гипертрофированные формы это приобрело в Туркмении при Туркменбаши. Наиболее интересная и во многом удачная имиджевая политика проводилась, на мой взгляд, в Казахстане (в частности, при разработке облика новой столицы – Астаны).


Публицист и издатель Михаэль Дорфман (США): Я не согласен с тем, что СССР потерпел поражение в Холодной Войне. По факту, Рейган и Горбачев провозгласили окончание Холодной войны за два года до развала СССР. Более того, миф «победы в Холодной войне» нанес много вреда Америке и послужил основой многих ошибочных решений.


Про узнаваемые символы нелегко сказать. В советское время в школе учили, что многие советские слова стали интернациональными – Ленин, спутник, еще целая куча... Где-то в начале 1980-х я взялся это проверить во Франции. Из всех русских слов все знали только водку. Глядя на туристические рекламы, то вспоминается Азербайджан с коврами и слоганом «Цвета Азербайджана». Еще Киев с Св. Софией и Богданом Хмельницким, хотя самый узнаваемый украинский символ в США – расписное пасхальное яичко - пысанка.


Писатель Юрий Шимановский (США): Украина обессмертила себя символами «сало и горилка». В последнее время список расширился словами «апельсин» и «диоксин».


Журналист Игорь Богатырев (Россия): Могу назвать разве что Домский собор в Риге, лик Батьки в Беларуси (там ещё библиотеку можно), да галстук Саакашвили. А у остальных как-то ничего и не вспоминается. Серо.


Политолог Владимир Беляминов (Украина): Сегодня каждая столица имеет свои символы, которые живы в народной памяти и знамениты на весь мир. Подменить символы и эпохи у отдельных лидеров не удается (голодоморный проект Ющенко в Киеве провалился с треском, точнее, начал разваливаться и трещать по швам). Поэтому, какими были символы столиц, такими и остались.


3. В 2012 году Украина совместно с Польшей проводит чемпионат Европы по футболу. Миллионы болельщиков приедут на эти соревнования. Какие символы-брэнды Украины и городов Киев, Львов, Харьков, Донецк останутся в памяти туристов?


Анатолий Вассерман: Боюсь, болельщики вовсе не заметят городов, где играют их любимцы.


Хотя на мой взгляд, трудно не заметить хотя бы здание Госпрома – один из лучших в мире образцов конструктивизма – в Харькове, но фанатики ещё и не на такие подвиги способны.


Даниэль Штайсслингер: Наверное, запомнят красивое здание сталинского стиля на киевском Крещатике (не знаю, как оно называется, кажется, там в советское время то ли республиканский ЦК сидел, то ли Совмин УССР). Насчёт остальных городов Украины – не в курсе, какие там достопримечательности, я на Украине ни разу не бывал, то киевское здание знаю лишь по фотографиям.


Давид Эйдельман: Какие придумают и смогут позиционировать, те и останутся. Я бы сделал бы упор на «вышиванках».


Михаэль Дорфман: Чем запомнится – зависит от многих факторов – от инфраструктуры, организации и т.д. Запоминается далеко не всегда то, что предвидели организаторы. Вот и последний чемпионат по футболу в Южной Африке больше всего запомнился звуками горна – вувузелы.


Юрий Чернышов: Украина в первые годы после распада СССР имела весьма неблагоприятный – размытый и во многом негативный имидж (Чернобыль, сбитый самолет, коррупционные скандалы и т.д.). Ситуация стала быстро меняться лишь в последние 5 лет – появились яркие, самобытные фигуры и в политическом, и в культурном пространстве, стали более рельефными контуры идентичности. Однако над набором узнаваемых брендов надо еще много работать. Вероятно, наиболее простое решение – использовать традиционные символы украинской народной культуры (песни, костюмы, обряды, горилка, сало…), однако для футбольных болельщиков было бы уместно подготовить и такие сувениры, которые были бы связаны со славной историей украинского футбола.


Дмитрий Бабаев: Госпром и площадь Свободы – в Харькове. Майдан и днепровские виды – в Киеве, кварталы Старого города во Львове, Донбасс-арена в Донецке.


Владимир Беляминов: В Киеве – Киево-Печерская лавра, Родина-Мать, Днепр, комплекс монастырей, ведь испокон веков Киев не был техногенной столицей, это был особый город с уездно-монастырской культурой, центр православия. Поэтому, и смотреть гостям столицы Украины придется, фактически, только это.


В Харькове – самая большая площадь в Европе (площадь Дзержинского, хотя сегодня ее называют площадью Свободы), символ города фонтан «Зеркальная струя» напротив Харьковской оперы. Сам оперный театр, современный, выстроенный в начале 1990-х годов.


В Донецке – Пальма Мерцалова, памятник Шахтерскому труду, ведь это знатный шахтерский край. Во Львове – это вообще город-музей, куда не пойди, всюду что-то историческое, ведь в городе проживают ассимилировавшие представители всех народов, населявших соседние с Галицией империи и оставившие свой след на его облике. Это знаменитый Высокий замок, оперный театр, в котором пела Крушельницкая, городская ратуша, соборы всех христианских конфессий, памятник. Да много чего найдется посмотреть.


4. Согласны ли Вы с участниками опроса на Гайдпарке, назвавших скульптуру «Родина-мать зовёт!» символом-брэндом России или у Вас другое мнение?


Анатолий Вассерман: На мой взгляд, равно достойны эта скульптура – символ ратных подвигов нашего народа – и «рабочий и колхозница» – символ трудовых подвигов нашего народа, без которых военная победа была бы невозможна.


Даниэль Штайсслингер: На мой взгляд, немного не ко времени, враг не на берегах Волги и в обозримом будущем там не ожидается. Я бы предпочёл Кремль как символ Московской Руси, от которой собственно и пошла Россия как великая держава. Но я не гражданин России, так что моё мнение сугубо консультативное.


Лев Вершинин: Нет. Все же Кремль. Всем известно, что земля начинается с Кремля.


Дмитрий Бабаев: Все-таки скорее Кремль.


Давид Эйдельман: Для меня Россия – это Пушкин.


Алексей Байков (политолог, Россия): Пришел в ужас – «скульптура Родина-Мать зовет», что у людей творится в головах?


Лариса Бельцер-Лисюткина: Сам факт такого выбора символичен. «Родина-мать зовёт!» – это символ военного времени, он сигнализирует, что страна в опасности, требует мобилизации и предполагает, что враги стоят у ворот. Очевидно, что именно с этим настроением живут 30% наших соотечественников. С чем я их и поздравляю. Я согласна с утверждением «У России нет единого символа».


Юрий Шимановский: Нет не согласен. Это пошло и вторично. Подобных изваяний в мире очень много. Нужно что-то уникальное.


Михаэль Дорфман: Опрос, очевидно, делался в России. Интересно, что покажет фокусная группа из иностранцев, потенциальных туристов на чемпионат. В общем случае, целесообразно раскручивать существующий символ-бренд, а новые внедрять лишь, когда обстоятельства вынуждают менять его. Существующий символ – это Кремль. Как потенциальный турист, я бы вряд ли узнал с первого взгляда скульптуру «Родина-мать зовёт!».


Юрий Чернышов: Видимо, на участников этого опроса повлиял стереотип примера – статую они стали пытаться сопоставить в первую очередь именно со статуей. Безусловно, правы те, кто ответили, что «у России нет единого символа». Это, кстати, вполне, нормальная ситуация. Согласно данным репрезентативных социологических исследований, скульптура «Родина-мать зовёт!» вообще не входит в число главных символов России (она ассоциируется не столько с Россией, сколько с победой советского народа в войне). Гораздо более универсальными символами, которые используются и в позитивном плане, и для карикатур, являются медведь, Кремль, храм Василия Блаженного, Достоевский, Толстой, Ленин, Сталин, Путин, автомат Калашникова, матрешка, водка, самовар и т.д. Имиджмейкерам, мне кажется, не стоит пытаться ломать сложившуюся традицию, лучше научиться направлять ее в нужное русло.


Николай Лагун: Не совсем согласен. Женщина, мать с мечом – это символ глубоко мобилизационный, призванный сплотить народ в годину тяжких испытаний государственности, свободы и будущего народа. Это памятник-призыв, который, по-моему, не может стать долговременным брендом государства. Ведь идентификатором страны должно быть то, что не только внушает внешнему зрителю убеждение в непоколебимости нации и уверенности ее в своей победе, но и настрой на мирную жизнь... Таким символом может быть хотя бы памятник Минину и Пожарскому, символизирующий не только сплочение всего общества, не только реальную победу, одержанную государством над врагом, стремившимся лишить народ самостоятельности: «гражданин Минин и князь Пожарский» полны спокойной уверенности в будущем России, даже их лица преисполнены последней. Здесь показаны не только мужчины-воины, но и союз всех слоев общества, без которого государства не существует как такового. Памятник же Родине-матери полон экспрессии, настраивает людей на смертный бой с поработителем. Это не столько символ победы и открытой дороги в мирную жизнь, сколько символ борьбы. Ведь женщине завещан отнюдь не Меч, но Мир.


Владимир Беляминов: Думаю, что этот памятник может претендовать на один из символов России, однако этот памятник в честь Сталинградской победы в Великой Отечественной войне, поэтому придавать ему иной смысл, я считают, нет стоит. Надо искать новые и современные выражения главной мысли государственности, а прежние памятники должны нести свою историческую миссию. Пожалуй «Родина-Мать» – единственный современный собирательный образ для нынешней России, который может претендовать на всеобщую узнаваемость и знаковость, т.е. то, что нужно для бренда.


Игорь Богатырев: Да, вполне могу согласиться с выбором «Родина-мать».


Сергей Сибиряков: Резюмируя итоги опроса, могу добавить, что роль символа и символизации в деятельности постмодерного общества, конечно же, несравнимо возрастает в сравнении с нашим прошлым модерным существованием.


В качестве примера могу привести случай с использованием символа-брэнда города Донецка – уменьшенной копии пальмы Мерцалова – в период украинской президентской избирательной кампании 2004-го года.


Прежде, чем пальма Мерцалова обрела популярность символа-бренда Донецка, ее предлагали гостям Донецка на память в качестве сувенира. В период президентской компании пальма была настолько широко разрекламирована как брэнд Донецка, что многими на уровне подсознания ассоциировалась с донецкими жителями. Эту особенность пальмы-сувенира виртуозно использовали политтехнологи.


Один из штабов кандидата закупил несколько сотен сувениров-пальм. Сувениры упаковывали вместе с полиграфической продукцией конкурента из того же региона, разносили по популярным коммерческим точкам (магазинам, рынкам, кафе) и вручали хозяевам или менеджерам.


Спустя некоторое время волонтеры упомянутого штаба проводили контрольный «обход» коммерческих точек и спрашивали о том, не приносили ли в эти точки или их хозяевам пальму-сувенир. Если ответ был положительный, то удивлялись: «Как? И Вам занесли! А Вы знаете, что это значит? Это же метка, что Вашу фирму донецкие будут забирать, когда к власти придут!». Один из коммерсантов, напуганный таким образом, зашел к мэру Киева Омельченко и увидел на его столе пальму-сувенир (ее подарил Омельченко сам Янукович годом раньше). Коммерсант передал слух о пальме-знаке мэру Киева. Тот в гневе бросил сувенир в мусорную корзину».


Так от одного к другому и распространялась волна слухов. А Киев, как известно, как большое село, и много времени разнести такого рода слухи не надо. «Как? И Вам приносили? А Петренко не принесли. Он, наверно, с ними договорился», – говорили то тут, то там. А волна страха и ненависти к потенциальным врагам росла – ведь хотят забрать свое кровное! Так, с помощью запущенного в «свободное плавание» мема, был нанесен успешный удар по позициям власти, которая рассчитывала на столичные голоса.


сокращенный вариант здесь: http://www.iarex.ru/articles/10021.html

Tags: имидж страны и региона
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments