ashpi (ashpi) wrote,
ashpi
ashpi

Categories:

Фильм «Покаяние» и дороги, не ведущие к Храму

 

— Скажите, эта дорога приведёт к храму?

 — Это улица Варлама. Не эта улица ведёт к храму.

 — Тогда зачем она нужна? К чему дорога, если она не приводит к храму?


Сейчас как-то опять становятся все актуальнее идеи того нашумевшего фильма. Идеи драмы-притчи, снятой «на полку» еще в 1984 году, до прихода к власти Горбачева. Показанный уже во времена перестройки, этот фильм тогда вызвал шок – именно потому, что призвал людей задуматься: не служили ли они, ослепленные пропагандой, деспотическому Злу? Не забыли ли в политической суете о настоящих ценностях, о правде и справедливости, о  Храме?

Это была «последняя максима советского кинопроката» - 13.6 миллионов зрителей. Призы: Канны-87, Ника-87…

В фильме много аллегорий, которые тогдашние советские зрители просто не до конца поняли. И сцена выкапывания трупа умершего диктатора не всем понравилась (пусть это и аллегория, но не бесспорно правильная). 

Однако очень сильно прошел эпизод, когда с севера, из мест ГУЛАГа, привозят лес, и несчастные женщины приходят искать, не выцарапаны ли на коре
 имена их репрессированных близких. Среди них девочка-героиня - ее отца  загубил нацлидер Варлам. Эта девочка, повзрослев, по сути, и прокручивает в своем воображении все сцены драмы-притчи.

Суждения о фильме до сих пор диаметрально противоположные, причем одни теперь смотрят на него через призму «пятидневной войны» и взрыва памятника в Кутаиси, а другие - через призму нового российского авторитаризма, опирающегося на алчных, угодливых и бессовестных.


Краткое содержание:

Похороны известного общественного деятеля Варлама Аравидзе прошли торжественно и благопристойно. А на следующее утро тело усопшего было
обнаружено в саду у дома его сына Авеля. Ночью Варлама тайно похоронили, но утром все
повторилось снова. Теперь идет суд над осквернительницей праха. Не признавая себя виновной, Кетеван историей своей жизни и жизни города пытается объяснить и оправдать этот поступок.

 

 Некоторые из комментариев:

Автор: [29.09.2010]

 Мерзость и подлость. Абуладзе - подлец из подлецов, как и многие грузины. Выкапывание мертвецов
 обернулось для Грузии войной с Россией. Но они так и не понимают своей мерзости.

Автор: Ivan

Великий фильм -- не о сталинизме даже, о Концентрированном Зле. Художественный эффект здесь достигается метафорическими средствами, средствами киноискусства. Мерзость и подлость,  это то, что вы здесь заявляете в адрес Тенгиза
Абуладзе и многих представителей грузинского народа. Никогда Абуладзе не
поддерживал националистов в Грузии. И широко известно высказывание
замечательного философа Мераба Мамардашвили: "Если мой народ выберет Гамсахурдиа, тогда мне придется пойти против собственного народа в смысле своих взглядов и настроений."

Автор: Маматков Петр

Зачем дорога, если она не ведет к храму? А затем, старуха, что дороги бывают разные: и те дороги, что ведут, скажем, к туалету не менее НУЖНЫ человечеству, чем тем, что ведут к храму. Дороги-трудяги, дороги-работяги, неприметные, скромные, деловые, даже грязные - именно по ним человечество ходит и ездит ПО ДЕЛУ, а не только на воскресную мессу. Мне лично, например, нравится дорога к нашей мясной лавке, хоть там по обочинам и роются псы в отбросах. Это все ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ дороги. Даже дорога к Лобному месту порой бывает не менее почтенна, чем дорога к храму. Ибо смерть злодея есть благо, и видеть повереженное зло - есть катарсис. Так я ОЧИЩАЛСЯ как гражданин, когда по телику показывали труп убитого Масхадова. Я граждански "наслаждался". Если Булат Окуджава ("совесть интеллигенции") смел в 93-ем "наслаждаться" видом поверженного Белого Дома (сотни трупов), то кто посмеет упрекнуть меня в том, что я "наслаждаюсь", видя труп Масхадова? А вообще я все больше и больше, с каждым новым днем, начинаю тихо ненавидеть старость - морщинистую дряблую старость, которая ходит с клюкой и смотрит на меня с укоризной. Только не надо заливать тут, что все там будем. Не все. Старики есть ОПРОВЕРГАТЕЛИ жизни. У них на все готов ответ и этот ответ: сварливый укор. Так, например, меня неотступно преследуют две старухи: Алла Гербер и Людмила Алексеева. Они ходят за мной по пятам как мойры и постоянно укоряют меня за Сталина, за то, что я не покаялся за Сталина. (…)

 

Автор: Влад

Собирательный образ диктатора, воплотившего в себе черты Сталина, Гитлера, Муссолини и Берии, просто бесподобен. Великий фильм, пролежавший на полке 3 года.

Лев Аннинский:

Страшно покаяние. Диктатура убийственна, но еще убийственнее ее источник. То, что порождает диктатора. Не Варлам Аравидзе — объяснение происходящего, а его сын, Авель, серая овечка, нечто размазанное, бесформенное, улыбающееся, страдающее, жалобное, невменяемое, трогательное и зловещее. Серединный человек. «Как все». Велят предаст диктатора анафеме. Велят — и встанет подпирать его ватным плечом. Кто велит? Да сами же люди и велят. Сами себе. Их слабость, их конформизм, их блудливое нежелание думать, отвечать, рисковать — вот что концентрируется в «диктаторе», они его лепят себе из собственной трусости, вывернутой в жестокость. А по миновании ужасов говорят: это не мы, это он! Не уйти от покаяния!

 Инна Соломоник:

Финал фильма недвусмысленно говорит о том, что о покаянии диктаторов и их наследников можно только мечтать. Мы остались жить в мире, где дороги не ведут к Храму (хотя здания церквей растут как грибы, и некоторые из них утопают в сказочной роскоши, а наши аравидзе любят попозировать со свечкой в руке перед обитателями убогих кухонь).

Tags: гражданское общество и права человека
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments