ashpi (ashpi) wrote,
ashpi
ashpi

Categories:

Мемуары пиарщиков из штаба Михаила Евдокимова

Много сейчас появилось публикаций о Михаиле Евдокимове - скоро 10 лет со дня его удивительной победы на губернаторских выборах. Есть и явно направленные на то, чтобы его принизить.

Но здесь - можно сказать, исторический документ - "мемуары" гастролеров-пиарщиков, работавших в его штабе. Люди, судя по всему, не самого широкого кругозора. Кое-что они по-прежнему знают поверхностно (например, краевую администрацию называют  "областной"). Но в этих рассказах есть важные детали. Например:

1. Команду предвыборного штаба собирали в том числе из Ростова, через Москву. И в Москве сразу давали приказ пиарщикам срочно отправиться в Сибирь - так, что те не успевали даже взять теплые вещи.

2. Интенсивная работа штаба началась еще в январе 2004 года.

3. Интересное наблюдение о психологическом состоянии Евдокимова - он хотел что-то кардинально поменять в своей жизни, - уйти от всего прежнего и сделать что-то очень важное.

Так, наверное, и родилось это его ставшее трагически-черным "Шутки в сторону":

414267

Текст:

***

О Евдокимове: «Он хотел быть больше, чем был»

02.04.2014 Сергей Тепляков
журналист


В эти дни появилось много разных текстов о Евдокимове. Размышляют в основном о том, каким он был губернатором. Между тем, на мой взгляд, очень интересно вспомнить еще и о том, как все было. Так как какое-то время назад я много с кем на эту тему говорил, то решил кое-что из записанного опубликовать. Из рассказов, надеюсь станет понятно, почему у МСЕ все пошло так, как пошло.

1.

Начальником предвыборного штаба Евдокимова был Николай Ермолов. Кампанией руководил Влад Волков. Еще одной публичной фигурой штаба был ростовский журналист Николай Андреев. Интересно, что, например, Владу Волкову «масштаб личности» Михаила Евдокимова был практически неизвестен.

- У меня не было никаких мыслей по поводу артиста Евдокимова, поскольку его творчество мне было абсолютно неизвестно, - признает Влад. - Я знал, что есть такая фамилия... О том, что она является славной мне рассказал Ермолов уже в самолете. Я спросил, чем именно? Он ответил, что вот все его знают... Как-то так, обтекаемо рассказал, что на Алтае Евдокимова все любят. Я не смотрел его фильмов и не слушал его монологов или песен во время выборов. Меня спросили: можешь? Я сказал: не знаю, можно попробовать. Никто не верил, что вообще может быть какая-то победа. Поэтому нам все управление отдали без ограничений. Я никогда не думал над пиаром Евдокимова дольше, чем этого требовала необходимость; его творчество представляется мне чрезвычайно далеким от того тех образцов, которые мне нравятся или нравились, но это не значит, что я как-то его не принимаю. Я уже после выборов где-то в июне посмотрел фильм про то, как его герой ездил к Ельцину... Забавно местами.

Если Волков к 2004 году был опытным технологом, то для Андреева это были первые выборы такого масштаба. Обоих пригласили в Москву - «обговорить детали», как сказал мне Андреев. Неожиданно для обоих оказалось, что в Барнаул надо лететь сразу после этого разговора, так что ребята оказались в январском Барнауле практически без теплых вещей. Поэтому, первое, что им запомнилось: «Холодно!»

- Я сидел в гостинице, смотрел местные новости, в которых Суриков выглядел как маленький царек, - вспоминает Николай Андреев. - Смотрел из окна на областную администрацию. Политическую ситуацию мы чуть позже начал изучать - когда уже более-менее команда собралась нормальная, и тогда уже начались бесчисленные интервью - круглосуточные. Надо ж было очень быстро войти в курс дела.

Найти «экспертов» - людей, которые помогли бы погрузиться в обстановку - оказалось не так и сложно.

- Мы общались первоначально со всеми, кто попадался под руку – от ближайшего окружения Михаила Сергеевича до таксистов и официанток, - говорит Николай Андреев. - А там - по цепочке, кто-то говорил: у меня вот есть еще друг, он типа много знает в этой области, а мой брат - тот-то тот-то, он вам расскажет про сельское хозяйство. Были профессора, которых мы находили. Никто не отказывал в принципе. Бизнесмены, предприниматели, пара сотрудников районных администраций, спортсмены. Постепенно это превратилось в снежный ком, который было уже тяжело остановить, потому что проблемы становились все больше и очевиднее, и мы понимали, что народу толком не с кем поговорить было. Мы просто сидели ночами, накидывали темы разные. Там же надо было по всему фронту идти со своей позицией.

А вот найти понимание с кандидатом оказалось куда как труднее.

- С Михал Сергеичем мы первый раз встретились... не помню, но кажется, что на лыжной базе «Алтайэнерго»,- рассказывает Влад Волков. - Он был крайне раздражен, высказывался в духе того, что все пиарщики [отредактировано в соответствии с федеральным законом о СМИ — прим. ред. «БФ»]. Когда спросил у меня, нравится ли мне его творчество, а я сказал, что не знаю, он долго рассказывал, что мало бывает с концертами на Юге России, нужно бы чаще.... С его людьми наоборот как-то быстро подружились насколько вообще можно говорить о дружбе. Потом он обиделся, что я его на бильядрде обыграл... Он просто рассказывал, что есть какой-то актерский бильярдный чемпионат и он там типа играет, а мы с Ермоловым заинтересовались, типа: какая она - сибирская школа?.. Он рассказывал, что в Бийске есть мастера по киям... Все было очень мило, а потом Евдокимова зарубило, что я один шар не туда положил... А я и правда, как правило, вообще не слежу, на какой полке чьи шары лежат, так что сразу переложил так, как ему хотелось. Я вообще в тот момент о другом думал. А он такой типа расстроился... Все его уговаривали, и он отошел... Он был очень нервным в тот момент.

2.

Зачем Евдокимову нужны были эти выборы? Этот вопрос остается без ответа до сих пор. Да и не будет его, ответа - Михал Сергеича уже ведь не спросишь. Однако поразмышлять на эту тему я просил всех, с кем разговаривал о тех выборах. Влад Волков об этом сказал вот что:

- У меня есть вот какое мнение на этот счет: нужно правильно сформулировать вопрос, например, мог ли он выбирать - идти ему на выборы, или нет? Это более плодотворная формулировка. Судя по его рассказам, он окончательно исчерпал себя в плане сотрудничества с «Аншлагом» и системой Московской филармонии как таковой; мне показалось, что никакого будущего там он для себя он не видел; или спиваться и окончательно деградировать, или что-то менять. Мне показалось, что он ухватился бы за любую идею об изменении своей жизни... И чем радикальнее была бы эта идея, тем больше бы она ему понравилась. Поэтому, когда на горизонте возникли люди с замыслами про выборы, то эти идеи МСЕ для себя сразу переинтерпретировал в нужном ему ключе.

Ему никто ничего не навязывал в плане личной судьбы. В плане тактики - да, наверное. Но не в плане личной стратегии. Ему нужно было меняться, это была органическая, не знаю, какая-то жизненная потребность. Так мне показалось. Я не претендую на глубокое понимание. Мы никогда не были с ним друзьями.

- Может, и правда его утомила жизнь в образе Мужика Морда Красная?

- Не только это. Сложнее... Он был в какой-то пустоте... или так себя ощущал. Все чужое, все чужие. Рядом с теми, кто его окружал, ему было плохо, наедине с собой - еще хуже.

- Кризис среднего возраста наложился? Или жизнь для него стала повторяться, идти по кругу?

- Я не знаю... Я тебе рассказал про впечатления, которые сложились в результате какого-то одного-двух разговоров. Я думаю, что во время этих разговоров он именно так себя ощущал, но это же динамичная ситуация, все же постоянно менялось у него, он сам себя менял, его меняли обстоятельства: все это в очень сжатый отрезок времени. Я не думаю, правда, что у него был какой-то возрастной кризис хотя, не уверен тут. ОН ХОТЕЛ БЫТЬ БОЛЬШЕ, ЧЕМ БЫЛ. Это правда. Может, это и есть кризис среднего возраста? Всем бы такой.

3.

Штабу Евдокимова пришлось немало кочевать по Барнаулу. Первые пять дней штаб жил в гостинице «Центральная», потом переехал на какую-то базу за городом, потом - в частную гостиницу в городе, потом в гостиницу «Барнаул», потом на другую загородную базу. Какое-то время после первого тура штаб «кантовался» на квартире у фотографа Андрея Сергеева.

- Как правило, приходил хозяин базы или гостиницы, разводил руками и говорил - пацаны, извините, ну как бы так получается, у меня бизнес, а мне тут все перекрывают, говорят, чтоб я вас выгнал, - смеется Николай Андреев.

Недооценка противника суриковским штабом была видна во всем. Например, ключевые фигуры евдокимовского штаба никто не попытался устранить. Причина была смешная.

- С самого начала никто в нас не верил, - говорит Николай Андреев. - А после второго тура мы с Владом оказались в очень удобной позиции, потому что все вокруг кричали, что это они - ключевые фигуры в кампании МСЕ! Сразу стало так много претендентов на это почетное звание...

Оригинал: http://gangstabarnaul.livejournal.com/74697.html


UPD 2-я часть. Здесь наиболее интересное - о "зеленых человечках без опознавательных знаков", высадившихся в аэропорту Барнаула накануне второго тура:


«Мы были небольшой кучкой людей, которые хотели что-то сдвинуть»
Николай Андреев, публичное лицо штаба Евдокимова, о выборах 2004 года на Алтае:

- Как ты попал в кампанию Евдокимова? В выборную кампанию, имеется в виду

- Сложный вопрос. Пригласили меня соратники Михаила Сергеевича.

- То есть в один прекрасный день тебе говорят: а не хотел бы ты поработать
на выборах МСЕ в Алтайском крае?

- Ну типа того…

- И какие у тебя были мысли в первый момент? Алтайский край - это где?

- Алтайский край это где-то далеко, подумал я))) Никогда до этого не был в Сибири…

- Вот ты приехал в Барнаул. Твои первые впечатления?

- От города в целом?

- Да. Город, политическая ситуация - если ты ее изучал…

- Очень холодно. Я летел в Москву, на пару дней - встретиться и обговорить детали. Соответственно, вещей с собой было мало. Так получилось, что пришлось сразу лететь в Новосибирск, оттуда - в Барнаул. Так что мне было холодновато.

- А Семенов, депутат госдумы, он был от вашей команды, в упряжке с МСЕ работал?

- Нет, Семенов - ваще загадка природы))) Все после победы МСЕ стали приписывать себе разные заслуги. Кто-то вроде приписывал, что типа Семенов был техническим кандидатом, но я бы не сказал.

- Ляпунов, пресс-секретарь Сурикова, сказал мне, что Семенов - это ваша торпеда. Через Семенова сливался весь компромат на Сурикова. Я правда напомнил Ляпунову, что компромат особо сливать было негде - ни одно СМИ в крае не взялось бы печатать статейки против Сурикова…

- Ну да. Это такая была большая иллюзия - что кто-то где-то помогает МСЕ. Помогать стали намного позже. Вначале мы реально были небольшой кучкой людей, которые хотели что-то сдвинуть.

- А с МСЕ как часто доводилось встречаться? Или вы с ним тактику и стратегию не обсуждали?

- После «Центральной» мы вместе жили на той загородной базе. Потом, когда переехали в город, он жил в «Сибири», в гостинице, пока не уехал в Верх-Обское. Мы много чего обсуждали. Идейную часть, к примеру, нельзя было ему просто навязать. Если это у него отклика в душе не находило, бесполезно было убеждать.

- А почему он оказался совершенно беспомощен в экономике? Вызубрил бы 20-30 шпаргалок и сыпал цифрами… Ему это предлагали? Или осознанно решили, что образ должен оставаться без примесей?

- Не было таких решений. В случае с ним - какая режиссура? Какое управление? Ему не нужны были шпаргалки по экономике. Думаю, ему важнее было просто, чтоб ему верили. А он, кстати, никого не обманывал на встречах с избирателями. если не знал, то говорил - не знаю.

- Уверенность в победе была с самого начала? Или поначалу это был чистый спорт?

- Скорее вера, чем уверенность. Надо было успеть заразить этим вирусом массу людей. Как только они понимали, что есть реальный шанс все изменить, сломать "алтайбашизм", они голосовали за МСЕ. Поэтому после первого тура можно было ничего не делать, в принципе. Те, кто боялись голосовать за Евдокимова, увидели, что за него голосуют. и во второй раз не подвели. Как бы ни старались суриковские избиркомы перекидать нас бюллетенями)))

- Стишок "Мы в штабе Мишином живем, а в в штабе жизнь - не шутка..." - не ты сочинил?

- Ого! я такого даже не слышал никогда...

- Мы в штабе Мишином живем,
А в штабе жизнь - не шутка!
Нам страшно ночью,
Страшно днем,
А в промежутках -
Жутко!

- Не слышал, честно.

- Это правда, что после первого тура народ к вам косяком попер, все были готовы работать?

- Все, да не все. Администрация после первого тура поняла, что все серьезно. И тогда начались уводы людей с помощью нешуточных угроз. Паре важных людей из штаба пистолет к голове приставляли. Я конечно не знаю - администрация это или еще кто организовал. Сейчас-то сложно искать виноватых.

- А кому пистолетом грозили - не скажешь?

- Дай бог памяти. Помню только этого парня. Как же его звали? Он штаб барнаульский возглавлял. Кажется Миша. Но не уверен.

- Костя Малышев. Он мне про это рассказывал. Но ему пистолетом грозили еще до первого тура.

- Во! Да! Но он работал же на первом туре. А на втором ушел вот по этим самым обстоятельствам. На втором у нас другой же штаб был.

- Расскажи, каков был распорядок дня в штабе уже во время самой кампании: во сколько подъем, была ли какая-нибудь планерка, какие проблемы приходилось решать и как решали?

- В штабе часов до девяти-десяти, потом все тайные переговоры и креативные собрания, ложились часа в два-три, это если не напряжный день был.

- А если напряжный? Вообще не спать?

- Ну, было и такое. Помню, я после пары таких дней, на какой-то встрече тупо в кресле уснул. Это обычно когда надо было сдавать в печать агитматериалы.

- Я так понял, что во втором туре вы часто базировались в ресторане «Гранмулино». Это такая база была?

- Да ну. Это скорее в первом было. Ко второму он нам надоел. А потом мы стали по-быстрому обедать в каком-то ресторанчике быстрого питания возле второго штаба на Ярных, 45 если не ошибаюсь. А ресторанчик этот был на углу Ленина (или не Ленина???) и Ярных по-моему. Пару раз в «Ползунове» сидели, но там дорого.

- Слушай, а вот история с самолетами, на которых прилетело 350-400 "наблюдателей" в штатском - это работа вашего штаба?

- Оооооооооооооо! Вот это ваще!

- Ну-ка!

- Я так понял, что это был реальный жест доброй воли какого-то человека из Москвы, который решил, что надо грамотно пристроиться к будущей победе МСЕ. Человек, видимо, был благородный, потому что он не стал как многие прочие, просто приходить в штаб и там тусоваться, к примеру. Он решил помочь реальными действиями. Никто этого не знал, включая МСЕ. И вот он отрядил каких-то бывших военных и ветеранов спецподразделений на работу наблюдателями в Алтайском крае. Но как из-за этого возбудилась власть!!! Это было смешно, реально. И это был полсдений гвоздь в крышку гроба. Каким образом 400 человек могли повлиять на волеизъявление граждан, я до сих пор не понимаю. Времени оставалось мало, чтобы просто пойти и подкупить всех, как того видимо боялась администрация. Тем более это не наш метод. И власть начала опять орать про вторжение и прочее, что окончательно спутало мозги бедному населению края.

- То есть это такой подарок был от неизвестного благодетеля?

- Ну, видимо, да. Точно никто не знает.


- Помнишь, после первого тура Михал Сергеич будто бы куда-то пропал и никто не мог понять, пойдет ли он до конца. Вы в штабе сразу знали, что он пойдет на второй тур, или тоже были непонятки?

- Да никуда он не пропал. У нас деньги кончились

- Слушай, а вот как это выглядело? Деньги кончились - на китайской лапше жили?

- Ну, не совсем так, конечно. не было денег на печать листовок, на аренду залов для встреч, на бензин, на покупку площадей в СМИ и времени на ТВ, на содержание людей-агитаторов.

- Я слышал, будто Евдокимов поехал в Москву с кем-то поговорил и привез два чемодана налички.

- Нет. У нас появились за неделю до второго тура деньги, в виде реальной дружеской помощи нескольких близких друзей Евдокимова. Он никуда не ездил. И не просил - это точно.

- Когда вы узнали, что Суриков нанял «Николло М», что говорили в штабе?

- "Наконец-то!"

- То есть?

- Наконец-то Суриков решил нанять политтехнологов. Стало интересно.

- А что, кстати, говорили у вас в штабе, когда увидели плакаты "Останови вторжение!"? Какой была первая реакция?

- Про реакцию всего штаба говорить не могу. Все как-то поодиночке замечали их. Я усмехнулся. Уж больно грозно все это преподносилось.

- Ну да. Вы ожидали, что «Николло М» будет более серьезным противником?

- Но это было хоть что-то! С другой стороны. А значит, можно было бы уже говорить о борьбе. А тут кончились деньги. Мы молчим, соответственно. Руки чешутся ответить. А все сошлось как нельзя кстати: народ начал говорить - молодец Евдокимов, его грязью поливают, а он молчит. Мужик!

- А на твой взгляд, у Сурикова был шанс выиграть во втором туре? Что ему для этого надо было сделать?

- Хороший вопрос. Даже не знаю. Надо было делать операцию "преемник" - первое, что приходит в голову. Самому надо было уходить. Он однозначно перегнул палку - разве нет?

- Так операцию «преемник» готовят загодя. Перед вторым туром - поздно. Моежт, ему надо было попытаться играть на евдокимовском поле - свой парень, душа нараспашку? Но это в случае с Суриковым и представить нельзя.

- Ну, я имел в виду изначально готовить. После первого тура играть в своего парня - это бред. Они же пытались все время убедить народ, что они - умные, а Евдокимов дурак. И больше ничего не придумали, кроме сказки про вторжение…

- Слушай, а какая-то информация из штаба Сурикова к вам попадала? Может, шпионы ваши были у них? Или их шпионы - у вас? Выявляли таких? Николай Чертов – он был шпионом Евдокимова в стане Сурикова?

- Нет.

- А ты кого из суриковской команды в лицо знал во время работы?

- Ну, знал Ляпунова.

- Общались?

- Нет, по-моему. Если говорить о словесных стычках, то у меня была такая только с этим, с Негреевым. Он мне позвонил, начал что-то орать в трубку, я говорю - лучше бы в гости пригласили, чаем угостили. Он осекся - ну типа, приезжайте.

- И как? Поговорили?

- Я приехал. Он начал нести полный бред про разных политтехнологов, которые по его информации, работают сейчас на Евдокимова. Ни одного не было. Но он как-то свято в это верил))) я не стал разубеждать ))))

- Это он тебе поди про Кошмарова говорил?

- Ну и про него в том числе.

- Честно скажи, в вашем штабе пили много? Или только по специально отведенным для этого разгрузочным дням?

- Ну алкоголизмом никто не страдал.

- Да я и не про алкоголизм. Просто прикидываю, сколько нервов уходило.

- Да так не скажешь. Сказать, чтоб каждый день бухали - нет, не бухали. Я последние там недели две вообще не пил. А до этого могли бутылку коньяка на четверых выпить перед сном.

- В ночь голосования 4 апреля ты, Волков и еще много народу были в ресторане «Ползунов». Как я понял, там велся свой подсчет голосов на основании экзит-пулов, чтобы потом опротестовать результаты. Вы не верили, что посчитают честно?

- Че ж мы дураки - верить? Это был инструмент давления. Мы послали приглашение на пресс-пати и Ляпунову, и Сурикову.

- А кто придумал «Приглашения на церемонию прощания с администрацией Сурикова»?

- Влад с Андреем.

- В ночь голосования когда вы начали понимать, что выигрываете? Какое было чувство?

- Я точно не помню. Я как-то был уже уверен. То есть крика в душе "пиздец!!!!" не было. у меня к тому времени вообще эмоции кончились, как и у всех, в принципе. Поэтому мы были похожи на довольных зомби…

- На довольных жизнью зомби?

- Ну пусть так)))

- А Михал Сергеич потом штаб собрал, спасибо сказал? Или не до того было?

- Может, потом и собрал. Он с температурой лежал в ночь выборов. Если я все правильно помню. Я к нему не поехал, Влад ездил с Ермоловым.

- Если не секрет, ты сколько на этом заработал?

- Немного.

- На квартиру или на машину?

- Нееее, ты что. Гораздо меньше. Даже на русскую машину не хватило бы. Новую я имею в виду.

- То есть, одно эстетическое удовольствие?

- Ну скорее да. Не эстетическое, не только, просто осознавать, что сделал что-то, что реально изменит жизнь - это круто…
Tags: выборы: тенденции и прогнозы, дело евдокимова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments