ashpi (ashpi) wrote,
ashpi
ashpi

Categories:

Тайный код победы Михаила Евдокимова

Ну вот, наконец-то спустя неделю журналисты начали рассказывать о том интересном "круглом столе". Материал Дмитрия Негреева добавлен к первой новости - Феномен Народного губернатора: 10 лет спустя. Здесь Надежда Скалон дает еще более разностороннее освещение:

В Барнауле пытались разгадать тайный код победы Михаила Евдокимова на губернаторских выборах

Михаил Евдокимов был избран губернатором края ровно 10 лет назад: 6 апреля, когда завершился второй тур выборов. "Не нашлось лидера мнения, который смог убедить в опасности избрания губернатором неподготовленного человека", "сказалась усталость от старых элит", "он был продуктом политтехнологий" - об этом говорили участники "круглого стола", обсудившие феномен победы Евдокимова и итоги его губернаторской деятельности.

ks

Михаил Евдокимов победил действовавшего на тот момент губернатора Александра Сурикова несмотря на то, что того поддержали все элиты, все партии (включая демократа Владимира Рыжкова) и СМИ, констатировали участники. Общественник Геннадий Шейда вспомнил прошедшую накануне выборов конференцию в Белокурихе, где огласили вполне благоприятные для Сурикова прогнозы: рейтинг — 70%. Выборы казались безальтернативными. И вдруг такой результат.

Директор Алтайской школы политических исследований Юрий Чернышов полагает, что загадка прихода во власть артиста до сих пор не разгадана.
Юрий Чернышов,
профессор АлтГУ, директор Алтайской школы политических исследований:

Как простой артист решил пойти в губернаторы и у него получилось? За ним стояли серьезные силы, была поддержка из Москвы, была встреча с Путиным (по его словам, по крайней мере), и потом в крае высадился мощный десант, собранный из разных городов страны, высадился и работал здесь, в Барнауле, уже в январе 2004 года.

Среди кандидатов кого только не было! Если помните, был двойник Сурикова, который оттянул ровно столько голосов, сколько не хватило действовавшему губернатору. Сказать, что выборы были безупречными, язык не повернется у тех, кто знает подробности. Наступила эпоха манипуляции на выборах, и эти выборы не были исключением, а скорее наоборот: Алтай увидел технологии, каких он раньше не видел.

Как считает Геннадий Шейда, это были не просто выборы, а некое послание избирателей. И послание не только региональной власти, а власти в целом. Тайный код этого послания до конца не расшифрован, считает общественник.
Геннадий Шейда,
общественник:

Политологи отмечают, что у общества существует запрос на обновление элит. Мы помним, что Суриков проработал два срока. Мы помним усталость от этих двух сроков. Мы помним, что начинались дискуссии внутри его команды, не надо ли задуматься о смене лидера. Обсуждались кандидатуры первого вице-губернатора Николая Чертова, в частности. Но региональная элита не смогла убедить лидера края о необходимости ротации, а, во-вторых, не было серьезных социсследований, что в обществе назрел этот запрос. Элиты в случае Сурикова подвели и его, и себя, они не смогли убедить его в необходимости ротации.

Есть такая байка: будто бы Суриков спросил у руководителя своего штаба, хватит ли 500 тыс. рублей на избирательную кампанию, на что последовал ответ — ну, даже этого много... А в тот момент не было реальных лидеров общественного мнения, которые могли бы переубедить протестную часть электората, насколько это рискованно для края — избрание неподготовленного человека.

О просчетах губернаторского штаба говорил и политолог Сергей Асеев: по его словам, компании "Имидж-контакт" и "Никколо-М" работали не за идею, а за огромные деньги, но применяли при этом не самые эффективные технологии. Когда москвичам из "Никколо-М" было сказано, что проект "Вторжение" (тога, если помните, избирателей пугали возможным вторжением в край криминала) ничего кроме смеха в крае не вызовет, реакцией был "верх снобизма, "фи" и так далее и тому подобное, в результате они сели в лужу".
Сергей Асеев,
политолог:

Первый тур администрация провела в позе страуса – закопали голову в песок, делали вид, что ничего не происходит. Второй тур – кризис административного давления. Когда мы общались с людьми, а мы затрагивали разные группы, но, в основном, бюджетников, их реакция была очень показательная. Все говорили: в первом туре мы голосовали на "ха-ха", показать власти, что не так все в шоколаде, как она говорит. Второй тур – модель голосования на истерике. Их настолько задавили административным ресурсом, что пошел уже внутренний протест: "Тварь ли я дрожащая или право имею"? Ээмчээсники говорили, что ставили галочки назло. А из Евдокимова сделали образ гонимого и страдающего. Все помнят, что Евдокимов просто не мог снять помещение, за любые деньги не пускал никто.

Коммунист Виталий Сафронов отметил, что элиты отвернулись от Сурикова еще и потому, что тот отказывался повысить им зарплаты — мол, народ-то живет плохо. А чиновники были этим недовольны. Но дело не только в этом.
Виталий Сафронов,
лидер фракции КПРФ в краевом заксобрании:

Два предыдущих созыва компартия выдвигала и активно поддерживала Сурикова. Но в тот момент он заколебался, начал играть, делал критические заявления в адрес компартии. Предвыборный штаб возглавил Владимир Германенко (вице-губернатор. - Прим. altapress.ru), штаб работал безобразно, занимался шапозакидательством. Люди ждали перемен к лучшему, Суриков никаких обещаний не высказывал — ситуация трудная, будем затягивать в пояса. А тут появилась команда с нашим земляком — симпатичным, приятным, который много обещал.

А вот политический обозреватель Дмитрий Негреев полагает, что Евдокимов был на 100% продуктом политических технологий - ему попались талантливые политтехнологи, а им в свою очередь попался очень хороший, очень качественный человеческий материал без какого-либо бэкграунда, который был у Сурикова — он ведь не был во власти. В общем, идеальный пластилин, из которого можно было вылепить все, что угодно. Вот и слепили.

Но, как бы там ни было, Евдокимов победил. И взял курс на обновление элит.
Константин Емешин,
общественник:

Очень мощная была интервенция со стороны представителей угольного рынка. Долги за уголь создались еще при Сурикове, они перешли к Евдокимову и долги по углю не может развязать и Карлин. На угольный рынок заходила группа в лице Юрия Анцупова. Но угоьщики не получили больших постов, Анцупов только получил кабинет на четвертом этаже, но в конце концов Михаил Сергеевич убрал эту группировку. Вторая группировка — представители Новосибирска в лице Василия Борматова. Еще одну группировку представлял Баклицкий. Была сложившая элита внутри Алтайского края, и была попытка трех групп занять место в алтайской элите.

Собственно, попытки Евдокимова вытеснить местные элиты, не заключив с ней "договора", и стали причиной его острейшего конфликта с ними. Старая элита взяла реванш, а удержать власть без опоры на местные элиты невозможно. К тому же приехавшие в край варяги сразу постарались переключить все теневые потоки на себя. И хотя они были, в основном вытесен, что-либо изменить Евдокимов уже не смог.
Юрий Чернышов,
доктор исторических наук, профессор (АлтГУ), директор Алтайской школы политических исследований:

Алтай прочно находился в застое, многие традиции оставались законсервированными с советских времен. Кланы, которые сложились вокруг власти, надо было сменить. Он это сделал, он снял весь верхний эшелон в административной власти и тем самым расчистил дорогу для нового поколения политиков, в чем нуждался Алтайский край. Но дальше надо было создать собственную дееспособную команду, причем с опорой на местные кадры.

К сожалению, мощнейшая оппозиция сложилась в законодательной ветви власти. И это работало против него, и в конце концов и в Москве стали к нему относиться настороженно и говорить, что лучше ему уйти. В результате он оказался в изоляции. Старая элита взяла реванш.

Желал ли Евдокимов искренне добра жителям края? Или отрабатывал выданные ему спонсорами избирательной кампании кредиты? Здесь участники круглого стола разошлись во мнениях.

Вице-губернатор администрации Евдокимова Алексей Сарычев полагал: намерения были добрые, но у него не хватило времени. Он пришел, когда бюджет был сверстан, и сделать сразу ничего не мог. Тем не менее, он сразу встретился с мукомолами, которых прежняя власть не замечала, договорился с ними о выработке новой аграрной политики. Он привел крупных инвесторов, которые ему верили: именно в период его губернаторства началось строительство "Алтайского бройлера" и возрождение горно-добывающей отрасли — предприятие "Сибирь-Полиметаллы" до сих пор успешно развивается. Тогда же началась и реализация социальных проектов — в районы края были переданы 200 автомобилей "скорая помощь", в сельские школы начали поступать новые автобусы.
Юрий Чернышов,
доктор исторических наук, профессор (АлтГУ), директор Алтайской школы политических исследований:

По-моему, он хотел помочь землякам... Часто смешивают людей из команды Евдокимова и самого Евдокимова. Надо это различать. Евдокимов выступил в конечном итоге как человек несколько идеалистичный, слишком доверявший людям, которые его подвели. Вице-губернатор Баклицкий дискредитировал всю команду, да и некоторые другие тоже. Но сам Евдокимов не был таким человеком. Он почувствовал, что у него есть миссия. Сказать, что Евдокимов "плохой губернатор, не справился", это, извините за сравнение, не очень оно корректное, все равно, что сказать: "Иисус Христос был плохой проповедник, потому что его ученики его предали, его арестовали, казнили с позором и, казалось бы, все".
Виталий Сафронов,
лидер фракции КПРФ в краевом Заксобрании:

С Михаилом Сергеевичем я близко познакомился в 1996 году, когда был депутатом Госдумы, и в течение двух созыва мы с ним регулярно встречались. Знаю, что он политически был не ангажированным. Он шел на губернаторство, чтобы землякам сделать лучше. Это было его главное политическое кредо.

А вот депутат АКЗС и лидер фракции ЛДПР в краевом Заксобрании Елена Клюшникова считает иначе.
Елена Клюшникова,
лидер фракции ЛДПР в краевом заксобрании:

Я не думаю, что он искренне хотел что-то сделать. Скорее всего, все посты были поделены, у него были определенные обязательства перед людьми, которые спонсировали его выборы. Думаю, если бы вся эта история не кончилась трагедией, она бы кончилась фарсом.

Другое дело, какие выводы из события 10-летней давности можно сделать сегодня? По словам Геннадия Шейды, социологи фиксируют тревожные для власти тенденции. По данным Центра стратегических разработок, 88% граждан в той или иной мере считают, что власть в первую очередь ориентируется только на свои интересы. И все же повторение феномена Евдокимова вряд ли возможно. Сафронов считает: нынешние губернаторские выборы общенародными не будут — независимому кандидату не преодолеть установленный в крае муниципальный фильтр.
Владислав Вакаев,
секретарь бюро реготделения партии "Справедливая Россия":

Психологический фон на Алтае сегодня идентичен фону десятилетней давности. Та же усталость, то же желание что-то изменить, неверие официозным СМИ. Но в администрации есть понимание опасности появления такого персонажа. И система уже не даст это сделать.

В заключение Алексей Сарычев предложил увековечить память "народного губернатора" — ведь многие его помнят и любят, каким бы он ни был. Например, построить оригинальный, веселый музей в рамках проекта строительства национальной деревни в Барнауле с евдокимовскими героями и, быть может, героями других известных артистов-выходцев с Алтая.
Tags: дело евдокимова
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment