ashpi (ashpi) wrote,
ashpi
ashpi

Правозащитники тоже осваивают ЖЖ

Вот попался еще один текст о том, о чем уже писалось - как используется ЖЖ в политической борьбе
На этот раз тему обсуждают правозащитники. Местами звучит как-то умилительно-наивно; статистика явно устаревшая, даже для октября 2006 г. Но посмотреть стоит. Вот характерный отрывок из текста:

"..самое большое число читателей – у Виктора Шендеровича. Если не ошибаюсь, более четырех тысяч читателей. Маленькое средство массовой информации. Из них полторы-две тысячи занесли его в друзья только для того, чтобы поливать грязью в каждом комментарии. Остальные 2 тысячи – поклонники, симпатизируют его взглядам".


Презентация-вступление эксперта "Правозащитной сети" М.Смирновой на семинаре по
информационным технологиям в работе правозащитников, октябрь 2006 г.
Ведущий семинара – Сергей Смирнов
Ведущий: Маша Смирнова – однофамилец и коллега, которая сейчас работает с
"Правозащитной сетью", расскажет о том, как в правозащитной области используется
"Живой журнал".
Смирнова: Все ли присутствующие в курсе, что такое "Живой журнал"? На всякий случай
вкратце объясню.

"Живой журнал" – одна из самых популярных в России систем блогов
(электронных дневников). ЖЖ объединяет 363 тысячи пользователей только в России. Это
большой пласт аудитории, который, увы, почти не учитывается при организации проведения
каких-либо правозащитных акций. В ЖЖ образовался довольно большой сегмент,
посвященный политике и правозащите – порядка 445 сообществ, посвященных политике, и
75 сообществ, посвященных темам, связанным с правам человека.
Ведущий: Поясните, пожалуйста, что такое сообщество.
Смирнова: Если пишешь просто в дневнике – ты сам себе модератор. Сам пишешь, другие
тебя комментируют. Сообщество объединяет некоторое количество пользователей,
заинтересованных в конкретной теме. Самое популярное политическое сообщество
объединяет больше тысячи пользователей. Каждый из них может опубликовать какую-то
информацию.
Ведущий: Вроде форума?
Смирнова: Похоже на форум. Ты выносишь на обсуждение тему в рамках сообщества, и
любой пользователь, зарегистрированный в сообществе, может комментировать.
Из зала: Виртуальное сообщество.
Из зала: Маленькая вставочка: сообщество само решает, какой доступ обеспечить другим
людям, не членам сообщества.
Ведущий: Но сообщества "Права человека" нет?
Смирнова: Есть тематические сообщества, которые заинтересованы в правах человека. Есть
сообщество Молодежного правозащитного движения, порядка 40-50 пользователей. Есть
группа правовой поддержки жертв политических репрессий – замечательная группа, у
которой вообще нет веб-сайта, только сообщество в ЖЖ. Они очень активно работают в
блогах. Если у них проходит какая-то акция, то в режиме реального времени через каждые
полчаса идут обновления: кто задержан, какие меры приняты, когда суд, и так далее. У меня
тоже есть сообщество, я сама создавала его. Оно посвящено координации усилий жителей
разных городов по проведению уличных акций.
Из зала: И сколько народу к вам приходило?

Смирнова: Я его только что сделала. Там пока порядка 25 человек. Я вижу несколько
направлений развития этого ресурса. Например, информационное: можно дублировать
некоторую информацию с сайтов, но менее формально и в доступной форме. В ЖЖ, плюс ко
всему, это бы решало проблему интерактива для тех сайтов, у которых нет ресурсов, чтобы
поддерживать собственный форум. Времени бы уходило гораздо меньше.
Из зала: А почему тратится меньше времени?
Смирнова: Продублировать новость "Живом журнале" – минута личного времени. Все
комментарии, которые там есть, поступают на электронную почту. Если есть что-то
актуальное, можно ответить, если ругательства, быстро удалить. Не надо постоянно лазить
для этого на сайт, регулярно читать информацию. Учитывая количество молодых,
политически активных людей, которые используют этот ресурс, думаю, легко решить
проблему с модерацией. Можно обратиться к самим пользователям ЖЖ. Все политические
сообщества, которые есть в ЖЖ, модерируются добровольцами из различных общественных
и политических организаций. Важная задача, на мой взгляд – популяризация правозащитной
деятельности как таковой, вовлечение людей, которые, вроде бы, заинтересованы в защите
своих прав, но не входят в устоявшуюся "правозащитную тусовку" (или, скажем так,
политически активную тусовку). Людей, которые мы постоянно видим на всяких митингах и
демонстрациях. Они могли бы просто писать в ЖЖ на темы, которые их волнуют. Таким
образом, мы могли бы приближать нашу деятельность к реальным нуждам населения,
компенсируя разрыв, который существует из-за слабого использования интерактива на
правозащитных веб-сайтах. ЖЖ синтезирует функции форума, онлайн-консультации,
рассылки и так далее. Публикуя информацию в ЖЖ, ты как бы отправляешь ее в рассылку
всем пользователям.
Ведущий: Допустим, я пользователь вашего сообщества. Вы что-то в нем написали. Могу ли
я получать это по e-mail? Или мне потребуется заходить к вам каждый раз?
Смирнова: Можете по e-mail. Кроме того, ЖЖ – информационная площадка, где можно
обсуждать любые проблемы, касающиеся деятельности правозащитного сайта, любые акции,
которые имеют какое-то отношение к правозащите.
Ведущий: Справедливо ли сказать, что сама аудитория ЖЖ в целом более либеральна, чем
население страны?
Смирнова: ЖЖ, как мне кажется, представляет срез общества. Но для того, чтобы им
пользоваться, надо иметь минимальные навыки, образование. Думаю, да, пользователи ЖЖ
более либеральны чем те, кто остается за рамками сети, потому что имеют больший доступ к
информации через Интернет.
Из зала: Очень хочется верить, что есть такое чудесное место, где собираются трезвые,
умные, думающие люди. Может быть, не все сторонники такого типа демократии, как
собравшиеся в этой комнате, но, по крайней мере, не националисты. Однако я часто
наблюдаю в Интернете сообщения националистического толка, причем в большом
количестве. Просто кошмарные: мол, как здорово, что Политковскую убили, и все в этом
духе. Как бы вы могли в цифрах оценить аудиторию, про которую говорите? Вы сказали
вначале – в ЖЖ 363 тысячи человек. Можете ли вы дать примерную оценку, какая часть этих
людей придерживается либеральных взглядов, а какая – националистических?
Смирнова: В ЖЖ есть такое понятие: "пользователи-тысячники". Это люди, которых читает

больше тысячи других пользователей ЖЖ. Так вот, самое большое число читателей – у
Виктора Шендеровича. Если не ошибаюсь, более четырех тысяч читателей. Маленькое
средство массовой информации. Из них полторы-две тысячи занесли его в друзья только для
того, чтобы поливать грязью в каждом комментарии. Остальные 2 тысячи – поклонники,
симпатизируют его взглядам.
Ведущий: Это уже похоже на численную оценку.
Смирнова: На этом примере можно попробовать сделать вывод о контингенте пользователей
ЖЖ. Более подробных исследований на эту тему, боюсь, нет.
Из зала: А откуда данные о 363 тысячах?
Смирнова: Это статистика – сколько блогов в России. Она предоставляется самим
журналом.
Из зала: Думаю, число националистов не сильно выше, чем в любом районе Москвы.
Зеркало общества, которое использует Интернет. Для правозащитников открывается новое
поле деятельности. Как мы видим, сейчас в ЖЖ нет правозащитных сообществ. И я не
думаю, что здесь имеет смысл раздумывать и спорить, нужно ли создавать, открывать свой
блог. Это существует без нас, без правозащитников. Наша роль – вступать в это сообщество и
обучать их так же, как мы обучаем в ежедневной жизни.
Из зала: По моему опыту, потенциальная ценность для правозащитников – не привлечение
новой аудитории. Там аудитория специфическая. На мой взгляд, в ЖЖ собираются люди со
своей устоявшейся и достаточно жесткой (в любую сторону) позицией. Но это пространство
очень важно, чтобы мы не замыкались в себе. Это хорошая площадка для наведения связей с
близкими нам по идеям сообществами разных направлений. Это способ установления
прямых, постоянных, активных контактов. Это та площадка, на которой юристы-
правозащитники могут общаться с другими юристами.
Из зала: А по-моему, можно привлекать новых людей. Огромное число пользователей
совершенно аполитичны. Фактически, они вообще не читают книг, а новости узнают только
из соседских блогов.
Смирнова: К слову, Шендерович завел свой журнал перед тем, как баллотироваться в Думу.
По той простой причине, что у него не было никакой другой возможности вести агитацию.
Но до сих пор там пишет, хотя прошло уже два года. Политики стали заводить свои блоги.
Они используют ЖЖ как площадку для интерактива со своими потенциальными
избирателями.
Ведущий: Можно встретить довольно известных людей, верно?
Смирнова: Иногда. Например, у Новодворской есть блог в ЖЖ. По крайней мере,
Новодворская в курсе того, что у нее есть блог в ЖЖ, и на всех тусовках пользователей этого
ЖЖ она присутствует.
Ведущий: Если помните, была история с питерским сайтом BitchX. Тогда провайдер по
звонку из ФСБ ликвидировал сайт, на котором были размещены известные "датские
карикатуры". Владелец сайта разместил их не по принципиальным соображениям, а, скорее,
чтобы привлечь к себе внимание. Эта история стала известна благодаря пользователям ЖЖ,
которые накинулись на провайдера. Новость и появилась в ЖЖ от владельца сайта, который

тоже был пользователем ЖЖ. Нашелся человек, достаточно известный в Интернет-кругах,
который написал несколько писем через обычную электронную почту. Провайдер ему
ответил, и таким образом конфликт удалось вытащить наружу. Еще помню серьезные
комментарии по поводу дела Сычева, когда журналист Кашин опубликовал статью, резко
задевающую Людмилу Зинченко, лидера Челябинской ассоциации солдатских матерей. Я
был свидетелем того, как его "затюкали" в ЖЖ. Он пытался отбиваться, но, по-моему,
Пархоменко возглавил против него команду своих единомышленников. (Пархоменко – в
прошлом главный редактор "Итогов", потом "Еженедельного журнала"). Меня порадовало,
что там идут вполне реальные словесные битвы. Представить, что эти персонажи обсуждают
тему на каком-то правозащитном сайте, я не могу. А в ЖЖ – вполне реально.
Смирнова: Бывает, что за конкретные проступки начинается массовое удаление
определенного пользователя из списка друзей. Я знаю случаи, когда человек начинал, как
говорится, с оскорблений, с "пляски на костях"… а потом обнаруживалось, что полсотни
пользователей удалили его из списка друзей. Во время ливано-израильского конфликта на
страницах блогов появлялись флажки "За Израиль", "За Ливан". В знак солидарности с
преследуемыми грузинами множились грузинские флажки. Таким образом, акции уже идут в
ЖЖ, возникая иногда сами по себе, стихийно. 

http://www.hro.org/disk/research/lj.pdf

 

Tags: гражданское общество и права человека
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments