ashpi (ashpi) wrote,
ashpi
ashpi

Categories:

О роли СМИ в российской политике. СМИ И ГУБЕРНАТОРСТВО МИХАИЛА ЕВДОКИМОВА

Уважаемые коллеги! Мы выносим на обсуждение новый доклад, посвященный роли СМИ в современной российской политике. Будем признательны за содержательные отзывы. 

СМИ И ГУБЕРНАТОРСТВО МИХАИЛА ЕВДОКИМОВА

Реальная роль СМИ в российской общественно-политической жизни меняется, как изменяется и сам политический режим, и степень влияния на него институтов гражданского общества. Действительно ли, как считают многие эксперты, СМИ уже утратили в России значение «четвертой власти» и превратились лишь в инструмент проведения политики чиновников и олигархов, или же они сохранили способность самостоятельно влиять на ситуацию? Нам кажется интересным попытаться найти ответ на этот вопрос через рассмотрение одного конкретного сюжета – краткого губернаторства Михаила Евдокимова. В этом сюжете, на наш взгляд, нашли отражение многие характерные тенденции нынешней политической жизни. 

На фото: В. Путин и М. Евдокимов: встреча на родине артиста за полгода до губернаторских выборов.


Непрерывный мониторинг региональных и федеральных СМИ, освещавших губернаторство М. Евдокимова, Алтайская школа политических исследований вела на протяжении двух последних лет, и на эту тему накоплен достаточно богатый материал. /1/ К сожалению, в кратком докладе невозможно затронуть все заслуживающие внимания аспекты, и поэтому мы будем вынуждены лишь тезисно обозначить наиболее характерные тенденции. 

Хронологические рамки исследования охватывают период с весны 2004 г. до весны 2006 г. Михаил Евдокимов победил на выборах 4 апреля 2004 г., а погиб 8 августа 2005 г. Период его губернаторства можно разделить на 3 этапа: 1) весна-осень 2004 г.: приход во власть; 2) осень 2004 г. – весна 2005 г.: обострение конфликта с местными элитами; 3) весна – лето 2005 г.: кризис и развязка. Заслуживает внимания также «дело Щербинского», получившее широкий общественный резонанс во время судебного разбирательства по факту гибели М. Евдокимова, его водителя и охранника (осень 2005 г. – весна 2006 г.). Итак, попробуем тезисно охарактеризовать каждый из этих этапов. 

1. Весна - осень 2004 г.: приход во власть. 

Интрига последних состоявшихся в России всенародных губернаторских выборов, приведших к власти «несистемного кандидата», до сих пор не до конца объяснена экспертами. На наш взгляд, федеральный центр попытался использовать популярного артиста для того, чтобы как-то раскачать позиции шедшего на третий срок «регионального барона» А. Сурикова. Напомним, что Алтайский край долгое время входил в «красный пояс», а его руководители встречали «в штыки» многие инициативы Кремля. Поэтому М. Евдокимову была оказана негласная поддержка из Москвы. Сам артист ссылался на разговор с В. Путиным, состоявшийся в августе 2003 г., когда президент заезжал к нему в гости в село Верх-Обское. Определенную помощь оказали ему знакомые бизнесмены. Благодаря этому «тылу» и своему искреннему желанию помочь малой родине «выбраться из болота» он смог выдержать мощный прессинг суриковской команды и выйти во второй тур. 

В это время практически все региональные СМИ и местные отделения политических партий демонстрировали свою безоговорочную лояльность действующему губернатору. Так, явно не благоволил М. Евдокимову издательский дом «Алтапресс», получивший огромный заказ на печатание агитационной продукции А. Сурикова. В разных СМИ про Евдокимова писали, что за ним стоит «угольная мафия», что он страдает алкоголизмом, недержанием мочи и т.д. и т.п. Верные Сурикову журналисты всячески старались напомнить о «шутовском» прошлом Евдокимова, про «морду красную», об отсутствии у него достаточного образования и административного опыта. Так, во время теледебатов, на которых сам Суриков отсутствовал, журналистка ГТРК И. Бурюк в жесткой манере, как на экзамене, стала допрашивать Евдокимова о тонкостях местного самоуправления. После эфира, когда она вышла из студии, Евдокимов не смог сдержаться и выругался. Это было тут же сделано поводом для публичного скандала a’la «Киркоров – Ароян». 

Вот фрагмент обсуждения этого эпизода в СМИ: «- Возможно, Евдокимов ждал, что вы позволите ему солировать в дебатах - ну что-то вроде привычного монолога? - Формат теледебатов предполагает полемику. Конечно, я хотела, чтобы телезрители услышали что-то конкретное от кандидата, и задавала соответствующие вопросы. Именно в этом и заключается моя работа. - А тема была заранее определена? - Конечно, тема дискуссий определяется жеребьевкой. На этот день выпало местное самоуправление. Я специально подготовилась, ожидая, что мой собеседник будет вооружен информацией. Но разговора по теме так и не получилось. - Складывается впечатление, что Евдокимов вообще не понимает, как вести себя с журналистами. - Не знаю. Может быть, сыграл стереотип в отношении журналистов ГТРК. Нервозность ощущалась еще до того, как включились камеры. Одно могу сказать: после той программы я впервые поняла, что такое грязные выборы». /2/ 

Действительно, в таких эпизодах уже тогда проявилось досадное неумение Евдокимова общаться с журналистами: он нередко терялся и стеснялся, демонстрировал «комплекс экзаменуемого», избегал какого-либо «самопиара» и вообще публичных выступлений. Видимо, привыкшему к почитанию публики, а теперь окруженному насмешками и недоброжелательностью, ему как артисту разговорного жанра оказалось трудно войти в роль публичного политика. Зато его встречи с простыми людьми (проходившие иногда прямо на улице, потому что местные власти не всегда выделяли для этого помещения) неизменно добавляли ему множество сторонников: «Хватит делать дураков из алтайских мужиков!». 

http://www.ljplus.ru/img/a/s/ashpi/Vtorzhenie.jpg На фото: так пугали народ нанятые Суриковым политтехнологи из "Никколо М".

Квинтэссенцией панических настроений суриковской администрации стала кампания по запугиванию населения лозунгом «Останови вторжение!». Учителей и врачей в приказном порядке снимали с работы, чтобы они ходили и агитировали за Сурикова, пугали народ вторжением московских олигархов. Печатную продукцию «не за Сурикова» просто изымали. Накануне голосования второго тура в Барнаул из Москвы прилетели чартерными рейсами четыре самолета, в которых находилось около 450 сотрудников военизированных структур. Направленные, видимо, в качестве наблюдателей на выборы, они были блокированы местными силовиками в аэропорту и выдворены обратно. Эта странная история в подробностях почти не освещалась в СМИ, но добавила еще больше слухов. Как бы то ни было, все усилия Сурикова напугать народ «вторжением» имели обратный эффект. Население одного из беднейших регионов России, уставшее от восьмилетнего суриковского правления, увидело в Евдокимове реальный шанс обновления застоявшейся власти. Поэтому люди искали информацию о нем в альтернативных, неофициозных источниках – во время личных встреч с кандидатом, через листовки, через ставшие очень популярными Интернет-форумы /3/ и т.д. На поднявшейся волне протестных настроений Евдокимов и сумел неожиданно для всех одержать победу. 

Эта победа шокировала многих, в том числе и тех, кто подтолкнул артиста к участию в выборах. Это была победа вопреки не только региональному административному ресурсу, но и вопреки пожеланию самого В. Путина, которое он все-таки высказал по телевидению прямо накануне голосования, во время встречи с А. Суриковым ("Никогда никаких разговоров ни о каком губернаторстве у меня с Евдокимовым не было. Для меня понятно - Вы действующий и работающий губернатор. И мне понятно, кто им должен быть"). Поэтому победа Евдокимова выглядела как стихийная «цветная революция», приведшая к власти, вопреки всем манипуляциям, «человека из народа». Именно это и насторожило Кремль. Вскоре на прецедент выборов в Алтайском крае стали ссылаться для обоснования необходимости отмены всенародных выборов губернаторов. Во многих федеральных СМИ стал распространяться стереотип, что «алтайцы» (имелись в виду не проживающие в Республике Алтай этнические алтайцы, а жители Алтайского края) просто пошутили, сделав «алтайским Шварценеггером» шута. Сразу после Беслана президент огласил решение о том, что «шутки» с народным волеизъявлением пора заканчивать. Так Евдокимов стал последним всенародно избранным губернатором России. 

2. Осень 2004 г. – весна 2005 г.: обострение конфликта с местными элитами. 

По-видимому, Евдокимов плохо представлял, что удержание власти бывает для политика даже тяжелее, чем победа на выборах. Сам он на эту тему в свойственной ему простодушной манере однажды сказал: «Мне казалось, что все пойдут за мной. Ну, как в мультфильме – там, знаете, красиво так: победили и пошли!». Однако все «не пошли». Новый губернатор резко перекрыл привычные для местной коррумпированной бюрократии каналы распределения бюджетных денег, и этим нажил себе массу врагов. Кстати, А. Суриков после поражения на выборах пошел на повышение - получил работу заместителя полпреда Сибирского федерального округа - и продолжал влиять на свою клиентелу в крае. Не изменили своего критически-недоброжелательного отношения руководители многих СМИ. А недовольные М. Евдокимовым депутаты Краевого совета стали формировать «фронду» во главе с одним из самых влиятельных соратников Сурикова – председателем КСНД А. Назарчуком. 

Евдокимову удалось сместить почти весь верхний эшелон чиновников администрации, однако его попытки создать собственную работоспособную команду оказались не слишком успешными. Он смог разрушить старое - то, что давно нуждалось в обновлении, но не смог построить достойное новое. Началась кадровая чехарда, на работу часто брали «варягов» из других регионов, причем нередко с сомнительной репутацией. Один за другим менялись заместители главы администрации. И хотя никаких серьезных срывов в работе не произошло, в обществе постепенно стало преобладающим мнение о перманентной нестабильности и отсутствии должного порядка во власти. Все это привело к разочарованию в новом губернаторе части тех, кто голосовал за него на выборах. 

Одна из серьезных ошибок М. Евдокимова и его окружения заключалась в том, что они не смогли наладить с помощью СМИ диалог общества и власти. Евдокимов не смог донести тот «положительный мессидж», то «послание», которое оправдало бы в глазах избирателей его пребывание у власти. Отдельные попытки (например, публичное вручение медикам десятков новых машин «скорой помощи») не давали должный эффект. Не было единой и эффективной информационной политики. Отчасти это объяснялось непрофессионализмом пришедшей с ним команды, отчасти уже упомянутым психологическим «комплексом экзаменуемого», отчасти – прямым саботажем чиновников среднего и низшего звена, доставшихся ему в наследство от прежнего губернатора. 

В итоге среди журналистов, в том числе и неангажированных, сложился имидж новой администрации как еще более «закрытой», не склонной к общению с прессой. Вот один из первых примеров такой оценки: «Отныне алтайским СМИ придется привыкать к новым порядкам, дали понять в окружении Евдокимова. В телефонном разговоре с корреспондентом "РГ" один из помощников Евдокимова заявил, что перед встречей с губернатором они решат, допустить журналистов к свободному общению с Евдокимовым или же ограничиться ответами своего шефа на присланные заранее вопросы. После этого известили о строгом регламенте мероприятия. Примерно за полчаса до мероприятия в большой зал краевой администрации вместе с журналистами начали стекаться депутаты крайсовета, партийные лидеры, бизнесмены, сотрудники федеральных ведомств. Однако пресс-секретарь Евдокимова попросила остаться в зале только аккредитованных журналистов. Не добившись адекватной реакции, она пригрозила, что если "посторонние" не выйдут, то придется выводить всех и заново запускать только по аккредитации. После того как несколько человек покинули зал, помощники Евдокимова, посовещавшись, решили, видимо, не накалять ситуацию. "При Сурикове такого не было", - отметили недовольные оказанным приемом журналисты». /4/ 

А такие оценки высказывались спустя год после выборов: «Команду Михаила Евдокимова все время упрекали в чрезмерной закрытости и в неуклюжих попытках манипулировать местными СМИ. Комитет по печати и информации рассылал районным и городским газетам указания не печатать материалы о Евдокимове из Интернета и из федеральных СМИ, а губернаторская пресс-служба визировала все публикации в краевой газете «Алтайская правда», которые касались деятельности администрации. Был сформирован пул из доверенных журналистов, которые и допускались к «телу» губернатора. Это вызывало протесты журналистского сообщества региона и Союза журналистов РФ». /5/ 

Определенные шаги в сторону большей открытости для СМИ были сделаны администрацией лишь в последние месяцы, с появлением первого заместителя М. Козлова. Но было уже поздно. В итоге М. Евдокимов фактически проиграл «информационную войну» своим противникам, сумевшим растиражировать в СМИ его образ как образ «шута», случайно оказавшегося во власти, не знающего, что с ней делать, и окруженного сплошными проходимцами и ворами. Опираясь на этот негативный имидж, настроенные на реванш оппоненты губернатора консолидировались и весной 2005 г. перешли в решительное наступление. 

3. Весна – лето 2005 г.: кризис и развязка. 

Личное знакомство М. Евдокимова с В. Путиным некоторое время сдерживало оппонентов. Однако потом, согласно некоторым сообщениям, была «дана отмашка», и началась массированная кампания. В начале марта 2005 г. в СМИ было опубликовано обращение к Евдокимову с призывом уйти в отставку, подписанное представителями 21 регионального отделения партий и общественных организаций. Затем последовало письмо аналогичного содержания в администрацию президента, подписанное 50-ю главами муниципальных образований (из 72-х). Затем 31 марта на сессии КСНД депутаты во главе с А. Назарчуком проголосовали за недоверие губернатору, и потом это же решение было продублировано 28 апреля. Некоторые краевые политики недвусмысленно намекали Евдокимову: «Лучше по-хорошему уходи, а то хуже будет…». 

http://www.ljplus.ru/img/a/s/ashpi/EvdNaz.jpg  На фото: М. Евдокимов покидает сессию КСНД после того, как депутаты под руководством А. Назарчука выразили ему вотум недоверия.
 
В федеральных СМИ тоже появились публикации с угрожающими нотками. Вот, например, что писал в «Русском журнале» 15 марта 2005 г. В. Голышев - сотрудник Фонда эффективной политики (руководит этим Фондом кремлевский политтехнолог Г. Павловский): «О том, что в новых условиях Евдокимов – «не жилец», говорить не приходится. Представить себе Путина, предлагающего алтайским парламентариям такую «смешную кандидатуру», решительно невозможно. Так или иначе, будет другой. Но этого мало. "Губернатор-недоразумение" и уйти должен не по-людски. (...) Лучшее, что он сейчас может сделать, - это написать "по собственному желанию" и уйти без лишнего шума. Нынешнее "заявление 21-го" - это ведь только "цветочки". Мешкая с отставкой, Евдокимов рискует дождаться "ягодок". (…) В любом случае Евдокимову придется самоликвидироваться. Его скандальный уход станет вторым после уничтожения Масхадова неприятным сюрпризом для "буревестников оранжевой революции" - Путин вместо того, чтобы ослабляться, опять убедительно продемонстрирует силу. Вот только в отличие от Масхадова юморист не сможет рассчитывать на сочувствие "прогрессивных СМИ". Потому что смешной». /6/ 

Казалось бы, причем здесь «оранжевая революция», и что общего у М. Евдокимова с убитым силовиками-федералами в Чечне А. Масхадовым? Однако «общее» все-таки нашли. М. Евдокимов, проявив упорство и отказавшись писать заявление об отставке и письмо о «доверии президента», пробудил у кого-то «наверху» фобию «цветной революции». Эту фобию подогрели и некоторые экзальтированные сторонники «народного губернатора» (они грозились, в частности, поставить желтый палаточный городок на главной площади Барнаула). Наконец, немалую роль сыграли и его собственные смелые высказывания в интервью некоторым федеральным СМИ. Два примера. «Вот пока народ не выйдет и не снимет меня, до тех пор никуда я не пойду. Никаких заявлений писать не буду. Не ради себя. А ради того, чтобы изменить положение к лучшему», - интервью НТВ, 31 марта. А 6 апреля на «Эхе Москвы» ему был задан вопрос: «Если президент примет негативное для Вас решение, Вы подчинитесь или «возглавите личную революцию»? Ответ Евдокимова: "Если народ пойдет, я, конечно, пойду с народом». Говорили и о его намерении участвовать в президентских выборах. Атмосфера ожесточенной травли, в которой он оказался в последние месяцы перед автокатастрофой, лишь укрепила в народе представление о нем как о мученике, пострадавшем за интересы простых людей. 

«Дело Щербинского»: осень 2005 г. – весна 2006 г. 

После гибели Евдокимова во многих СМИ и особенно на Интернет-форумах оживленно обсуждались версии о том, что эта гибель не была случайной. Указывали на то, что сам Евдокимов говорил о готовящемся покушении, указывали на снятие руководителем УВД генералом В. Вальковым накануне гибели губернатора милицейских машин сопровождения и охраны и т.д. 

http://www.ljplus.ru/img/a/s/ashpi/EvdValkov.jpg На фото: на губернаторской инавгурации  Евдокимов беседует с Вальковым, чинившим ему препятствия на выборах.

Однако постепенно акцент в СМИ был переведен с причин гибели Евдокимова на «дело Щербинского» - того водителя, после столкновения с машиной которого и произошла трагедия. Еще до суда В. Путин сделал по телевидению заявление о виновности водителя праворульной иномарки, который «ничего не увидел», и данная версия была взята на вооружение судом, проходившим в закрытом режиме. Судья Г. Щегловская, отклонив ходатайства о проведении дополнительных экспертиз, вынесла О. Щербинскому приговор - 4 года поселения. Однако этот приговор вызвал неожиданно широкую акцию протеста владельцев автомобилей. 

Эти люди выступали против собственного бесправия на дорогах, против чиновничьих «мигалок» и т.д. Возникнув в Интернете, сетевое сообщество «в защиту Щербинского» охватило многие города России. Видимо, кремлевские политтехнологи вовремя оценили размах этого протестного движения и решили его… возглавить. Накануне рассмотрения кассационной жалобы федеральные телеканалы дружно поддержали Щербинского, «Единая Россия» провела в Барнауле митинг, а от Общественной палаты для защиты Щербинского прибыл А. Кучерена. Как раз накануне заседания суда были названы и лауреаты на звание «Сибиряк года». Вопреки протестам общественности, в число кандидатов, «внесших большой вклад в жизнь Сибири и работавших на благо России», был записан… О. Щербинский. В результате он, наряду с М. Евдокимовым, оказался в семерке лауреатов. Как известно, Щербинский был отпущен на волю прямо из зала суда, а дело о гибели Евдокимова объявили закрытым. 

На наш взгляд, эта «героизация» Щербинского, который в ходе суда лишь угрюмо отмалчивался или повторял, что он «ничего не видел», выглядит явно искусственной. В то же время можно отметить параллельно предпринятые попытки дискредитации посмертной памяти Евдокимова. Так, некоторые федеральные СМИ не побрезговали напечатать сплетни о якобы найденных «московских любовницах» Евдокимова. Создается впечатление, что кому-то было нужно, чтобы образ Щербинского как «народного героя и страдальца» вытеснил бы из общественного сознания образ погибшего «народного губернатора». Увы, даже после смерти Евдокимова его образ подвергся явным манипуляциям. 

***

Подводя итог, мы не будем повторять все сделанные выводы, а вернемся к вопросу об оценке роли СМИ в современной России. К сожалению, приходится констатировать, что тенденция к использованию СМИ как средства манипулирования общественно-политическими процессами все более усиливается. С помощью подконтрольных масс-медиа правящие круги все более настойчиво навязывают общественному сознанию разного рода «видимости», «симулякры» - например, угрозу «вторжения», фобию «цветной революции», представление о «неразумности» всенародного голосования и т.д. В зависимости от властного заказа из преступника легко могут сделать героя, и наоборот. Это происходит и на региональном, и на федеральном уровнях. В этих условиях очень важную роль для политиков, желающих хоть как-то улучшить ситуацию, приобретает умение работать с теми СМИ, которые еще способны давать объективную картину происходящего. Для того, чтобы чего-то добиться в политике, необходимо уметь доносить через СМИ свою правду до избирателей. И, разумеется, необходимо развивать любые альтернативные средства обмена информацией, любые каналы «обратной связи». В противном случае возникает риск полного отчуждения народа от власти, чрезмерно увлекающейся своими собственными интересами и своими манипуляциями.

Ю.Г. Чернышов, д.и.н., профессор, заведующий кафедрой ВИМО АлтГУ, директор Алтайской школы политических исследований (доклад на конференции «СМИ и общество», Фонд развития информационной политики, Москва, 10-11 апреля 2006 г.)
Tags: дело евдокимова, пресса-интернет-живой журнал
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments