?

Log in

No account? Create an account

Предыдущее сообщение | Следующее сообщение


Интерес к теме помилования оживился в связи с "делом Бахминой". Но тема сама по себе актуальна.  Есть что рассказать...

Участие в работе региональной комиссии по помилованию позволяет признать: люди работают там на совесть. Но, к сожалению, в последние годы вся эта работа "уходит в песок". В Кремле практически все прошения получают отказ. Об этом говорит и статистика в "Ведомостях":


ВЕДОМОСТИ
Немилость КремляНемилость Кремля

 

...число помилованных сокращалось из года в год. В 2003 г. Путин помиловал 187 человек, в 2004 г. — 72, в 2005 г. — 42, в 2006 г. — 9, в 2007 г. — никого. Далее

Эта статья в блогах[?]
abstract2001, ammosov, oleg-kozyrev

 

Вообще, комиссии делают довольно строгий и тщательный отбор: из десяти прошений положительное решение получают не более одного-двух. О том, какие дела и как рассматривает наша комиссия, было подробно рассказано в одном интервью...

 

И милость к падшим...

Когда общественная комиссия по вопросам помилования при президенте России была упразднена, а её полномочия перешли к регионам, многие оценили это решение как «отход от демократии». Член Алтайской краевой комиссии по вопросам помилования профессор Юрий ЧЕРНЫШОВ считает иначе
Если говорить об участии гражданского общества в деле помилования осужденных, то, я убежден, сделан серьезный шаг вперед. Хотя бы потому, что теперь к этому процессу привлечены более широкие общественные круги. А кроме того, у региональных комиссий есть возможность более тщательно взвесить все «за» и «против». Я с большим уважением отношусь к работе Анатолия Приставкина. Но рассмотреть 70 тысяч прошений за год! Разве можно при таком «конвейере» разглядеть индивидуальные черты каждого осужденного?
— А сколько дел успели рассмотреть вы?
— К нам поступило 56 прошений. По 11 из них мы приняли положительные решения: девятерым предложено сократить сроки лишения свободы, а двоих полностью освободить.
— Многие эксперты высказывали опасения, что местный криминал будет использовать региональные комиссии в своих интересах. Сталкивались вы с подобным давлением?
— Нет. По крайней мере, пока. Возможно, кого-то из членов комиссии родные просили повнимательнее отнестись к делу, но давления не было.
— Были ли у вас случаи, когда члены комиссии не могли прийти к единому решению или приняли ошибочное?
— Были. Мы много спорили из-за дела одного азербайджанца, который на танцах ни за что ни про что зарезал местного парня. Ему дали 9 лет. Первые три года в колонии он злостно нарушал режим, а потом вдруг «перековался» — превратился в главного защитника порядка. Некоторые члены комиссии расценили это как основание для помилования. Но в своем прошении он с гордостью написал, что участвовал в вооруженных конфликтах на Кавказе. И священник, который входит в нашу комиссию, выступил категорически против его освобождения. Особенно его возмутило, что этот человек гордится тем, что был боевиком. В результате большинством голосов прошение было отклонено.
Были и ошибки. Когда мы рассматривали самые первые дела, мы думали, что имеем право либо помиловать, либо не помиловать. Оказалось, что наши полномочия гораздо шире и мы можем ходатайствовать за снижение срока заключения. Одно дело я до сих пор вспоминаю с сожалением. Я выступал за помилование, мнения разделились, и, чтобы оправдать человека, не хватило одного голоса. Вернуться бы к тому случаю и просто-напросто снизить наказание. А теперь уже поздно.
— Какие дела к вам попадают?
— В основном убийства, грабежи, кражи. Бывают и совершенно нелепые случаи. Выпускник исторического факультета университета подрабатывал в автосервисе и польстился на дорогую иномарку. Угнал ее, но через два дня вернул на место в целости и сохранности. Самое в этой истории забавное, что он страшно боялся, что ее еще кто-нибудь угонит и он не сможет ее вернуть. Поэтому он машину... сторожил. Тем не менее ему дали три с половиной года. Сейчас президент уже подписал указ о его освобождении. Это наша первая победа.
Вообще по материалам дел хорошо просматриваются социальные причины преступности: безработица, бедность, наркомания. Впрочем, и здесь разные люди попадаются. Бывает, скажем, пенсионер, всю жизнь работал и вот на старости лет угораздило. И просит он об одном: дайте просто помереть на свободе. И, мне кажется, в таких случаях надо идти человеку навстречу.
— Вам не кажется, что, по сути, вы дублируете суд присяжных?
— Возможно, но наша работа необходима. Скажем, отсидел человек половину срока, в нем происходит какая-то эволюция. И мы должны оценить эти изменения.
— Да, но изменения эти чаще всего в худшую сторону...
— Да нет, в каждом случае всё-таки по-разному происходит. Некоторые искренне раскаиваются. Нужно еще учитывать, что некоторым и жить-то осталось недолго. Многие неизлечимо больны. Вы ведь не представляете, как они там живут...
— Вам приходилось встречаться с людьми, чьи прошения вы рассматривали?
— Пока лишь один раз. Мы ездили в колонию для несовершеннолетних, чтобы познакомиться с подростком, осужденным за соучастие в грабеже и убийстве. В свое время это преступление потрясло всех жителей Барнаула. Четверо подростков напросились в гости «на видик» к 11-летнему мальчику, родители которого жили, по их мнению, богато. Взрослых дома не было. Один из них надел ребенку пакет на голову и несколько раз ударил его ножом. Остальные в это время в соседней комнате упаковывали добычу — видеомагнитофон, кассеты. Квартиру они подожгли и отправились в школу, не забыв по дороге купить себе семечек. Подросток, о котором идет речь, не убивал, но его приговорили к 9 годам. Многие члены комиссии сомневались: не чересчур ли это жестокий приговор? Но встреча с ним развеяла всякие сомнения: юноша ни в чем не раскаивается.
— А ваши личные убеждения: вы за мораторий на смертную казнь или против? Не попадались ли вам дела, когда хотелось сказать: да пропади пропадом этот мораторий, к стенке за такое нужно ставить!
— Дел со смертным приговором у нас пока не было. Вообще же все дела нам передают из управления юстиции. Трудно однозначно ответить на этот вопрос. Когда говорят о моратории, многие либо исходят из неких абстрактных понятий, либо думают только о том, как на нас Европа посмотрит. Но многие из нас не могут смириться с тем, что какому-нибудь маньяку, погубившему десятки людей, «гуманно» сохраняют жизнь.
— Итак, никакого давления, никаких проблем...
— Нет, проблемы-то как раз есть. Например, в делах отсутствуют фотографии. А лично мне их очень не хватает. Я хочу увидеть лицо преступника, определить тип личности. Поскольку того, что написано в деле, недостаточно. Подходить формально, на мой взгляд, мы права не имеем. Формально у нас зачастую подходит суд. Встретиться с осужденными мы не можем. К нам их не привозят, опасаясь побегов. А самим ездить не получается. Большая часть колоний находится в Рубцовске. На такую поездку нужно потратить дня три. Времени не хватает. Характеристики же из колоний — это такие образчики эпистолярного жанра! Для администрации колоний плохой человек — это человек, нарушающий режим. Скажем, застали его за курением в неположенном месте — всё, характеристика будет отрицательной на всю жизнь, и этот человек уже ни на что рассчитывать не может.
— То есть никакой психологической характеристики в деле нет?
— Иногда пытаются, кто может. Но в целом индивидуального подхода, разумеется, не хватает. Бывают ведь совершенно необъяснимые случаи, когда трудно понять, что произошло. Вот, например, в одной деревне жил школьный учитель. Тихий, образованный, добрый. Письмо с просьбой о его помиловании написала жена, содержащая двух малышей, а вся деревня его подписала. Так вот, однажды ночью он зачем-то надел на голову чулок, залез в дом к какому-то деду, которого слегка недолюбливал, и стал пугать перочинным ножиком. Они подрались, дед его укусил, учитель его пырнул ножом. И осудили за «ночной грабеж», получил лет восемь.
— Вы не жалеете, что занялись этими проблемами? Зачем вам это нужно?
— Знаете, мне многие знакомые задают этот вопрос. Я давно занимаюсь общественными делами, и пусть это звучит высокопарно, но суть ведь от этого не меняется: я пытаюсь пробудить гражданское общество в нашей глухой провинции. Это один из способов, когда общественность влияет на принятые властью решения. И я уверен, что это очень важно: иногда от мелочи зависит судьба мира, а уж судьба человека и подавно. И потому, пока я буду видеть, что от меня реально что-то зависит, я буду этим заниматься.
Беседу вела Наталья ПЕЛЕХАЦКАЯ
Версты, 10 сентября 2002 г.

________________

Итак, при Путине сложился порядок: комиссии милуют, президент отказывает. Ненормально это. Надо что-то менять.


Комментарии

( 7 комментариев — Оставить комментарий )
ashpi
23 окт, 2008 07:14 (UTC)
О том же
Нельзя помиловать?
Во всех региональных комиссиях по помилованию нашей страны недоумение и возмущение: работа летит к чертям из-за странного, какого-то кафкианского поведения администрации президента. Региональные комиссии до последней запятой изучают уголовные дела, встречаются с осужденными, выясняют, найдется ли для них работа после освобождения, и принимают решение - помиловать. Решение одобряется губернатором. Пакет документов отправляется в администрацию президента - там и пропадает. А потом возвращается безо всяких объяснений...
http://www.altapress.ru/10288/

esya
23 окт, 2008 13:50 (UTC)
Да, кстати, это совершенно ненормально - не выказывать милость к падшим... Власть на этом очки, обычно, зарабатывает.
ashpi
23 окт, 2008 15:28 (UTC)
То, что не зарабатывают очки - это просто кое у кого конкретный "пунктик".

А вот по поводу "падших"...
Мы уже не раз выезжали на встречи в колонии. Знаете, там много, конечно, полных подонков, но некоторые люди неизмеримо чище нынешних хозяев жизни.
esya
23 окт, 2008 15:34 (UTC)
Пенитенциарная (зато теперь я знаю как это слово пишется) система в нынешнем виде способна только воспитывать новых подонков. За незначительные нарушения - сажать вообще не нужно.

А у коекого это у кого? У бывшего президента?
ashpi
23 окт, 2008 15:46 (UTC)
Страдание действительно иногда очищает. Тем более, что некоторые оказались там из-за случая. А за большие и очень большие преступления не только не сажают, но делают кумирами - это в истории всегда было.
ashpi
24 дек, 2008 09:58 (UTC)
А между тем в Украине...
Президент Украины Виктор Ющенко подписал Указ о помиловании 76 осужденных, сообщает пресс-служба Главы государства. В частности, 28 осужденных освобождены из мест лишения свободы, 48 сокращена мера наказания.
В 2008 году к Виктору Ющенко поступило 14767 ходатайств о помиловании 8036 осужденных. Больше всего ходатайств получено из Донецкой области - 3182, АР Крым - 1197, Киева - 1072, Днепропетровской - 753 и Одесской - 696.
По предложению Комиссии при Президенте Украины в вопросах помилования Глава государства подписал 11 указов о помиловании 855 осужденных. Из них 515 осужденным сокращена основная мера наказания, 340 осужденных от дальнейшего отбывания основной или дополнительной меры наказания освобождены. При этом удовлетворено 1913 ходатайств граждан о помиловании осужденных.
Среди помилованных 209 женщин и 646 мужчин, из них 265 инвалидов и больных, 70 многодетных, 61 преклонного возраста, 499 молодых людей, 11 ветеранов войны, 23 участника ликвидации и пострадавших от аварии на Чернобыльской АЭС и тому подобное.
В числе помилованных 254 осужденных - из Донецкой, 61 - из Житомирской, 59 - из Киевской и 50 - из Львовской областей, 82 - из Киева и другие.
При разрешении вопроса о помиловании осужденного В. Ющенко прежде всего учитывались степень тяжести совершенного преступления, срок отбытого наказания, личность осужденного, его поведение и отношение к труду до лишения воли и в учреждениях исполнения наказаний, мнение местных органов власти и общественности о целесообразности помилования и тому подобное.

www.zhzh.in.ua
(Анонимно)
13 янв, 2012 14:00 (UTC)
помиловка по-русски ?
Президент милует убийц, казнокрадов и "товарищей".
Первоходки сидят без помиловки и УДО вместе с убийцами, наркоманами как бесплатная рабсила.
ДА.ДА.Да!! Очень жалею, что своевременно не уехала из ЭТОЙ Росиии!Родина, АУ!!!
( 7 комментариев — Оставить комментарий )

Последний месяц

Октябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Из каких стран читают?

free counters
Разработано LiveJournal.com
Дизайн Lilia Ahner